Евросоюз: парадокс антикризисных обещаний

Политика

На очередном экстренном саммите ЕС, посвященном проблеме миграционного нашествия, был принят новый набор срочных мер. После многомесячного скрупулезного анализа путей проникновения беженцев в ЕС достоверно установлено: сотни тысяч людей попадают в Европу из Греции. За что Афинам уже обещано отключение шенгена вместе с кредитной капельницей.

Но в Грецию мигранты попадают из Турции – как и у нефтетрейдеров ИГИЛ, альтернативных маршрутов попросту нет. Наводнившие ЕС беженцы пересекают Турцию в массовом и организованном порядке. С нарастающей интенсивностью человеческого трафика. При попустительстве либо содействии представителей турецкой власти. Однако европейское воздействие на Анкару диаметрально противоположно угрозам в адрес Афин.

Брюссель постеснялся критиковать Турцию за фактическую организацию исхода нелегалов. Но выдвинул несколько заманчивых предложений вечному кандидату в ЕС за сотрудничество в разрешении миграционного кризиса:

— Ускорение вступления Турции в Евросоюз – с 1964 года, после ассоциации с ЕС, процесс несколько затянулся.
— Предоставление Турции 3 миллиардов евро из бюджета ЕС на безвозмездной основе. С целью обустройства лагерей беженцев на турецкой территории и обеспечения этих беженцев минимальным набором продуктов и услуг. В том числе надежной и решительной охраной по периметру лагерей.
— Достижение цивилизованных норм въезда мигрантов в Евросоюз. Без криминала и трагедий по дороге – или хотя бы без освещения криминальных трагедий вездесущими СМИ. Хватит показывать сирийских мальчиков, утонувших или задохнувшихся.
— Регламентация количества выпускаемых Турцией беженцев и контроль выполнения данного решения турецкой стороной.
— Предоставление гражданам Турции безвизового режима при пересечении границ Евросоюза уже в 2016 году.

С набором брюссельских обещаний возникает любопытный казус.

В начале декабря 2015 года между Вашингтоном и Анкарой достигнута договоренность о восстановлении контроля над участком турецко-сирийской границы. Протяженностью 98 километров, между Килисом и Джараблусом. Сирийскую территорию на данном участке контролирует конгломерат различных банд, в том числе ИГИЛ. Через этот 98-километровый участок проходит несколько крупных автомагистралей и производится активная торговля: нефтью и бензином, оружием и амуницией, продуктами и промышленными товарами, антиквариатом и даже предметами роскоши. Кроме сырой нефти, нефтепродуктов и расхищенных предметов старины, все остальное завозится в Сирию из Турции.

Турецкие ВВС (равно как и прочая авиация проамериканской коалиции) данный район провинции Алеппо не бомбит. Через него проходят важнейшие схемы логистики умеренных и отмороженных террористов, их пособников и покровителей. В северной Сирии только нефтевозов и бензовозов действует 7.000 единиц. До недавних пор прибыльного автотранспорта насчитывалось 8.000 штук, но усилиями ВКС РФ тысяча террористических нефтевозов догорают в придорожных канавах. Но остальные машины продолжают свои рейсы. Что входит в вопиющее противоречие провозглашаемым США целям по уничтожению ИГИЛ. Потому Вашингтон и скомандовал своему азиатскому партнеру по НАТО закрыть рубежи и торговлю с халифатом.

Но не тут-то было.
Обещание возвести преграду на границе с ИГИЛ было дезавуировано официальными турецкими властями уже 3 декабря 2015 года. Причин для отказа названо две, каждая замечательна по-своему.

Во-первых, слишком сложно перекрыть данный участок границы. По мнению Анкары, на это потребуется 30.000 военных. Общая численность турецкой армии превышает 600.000 человек, не считая полиции и жандармерии. Кроме того, придется ставить сторожевые башни каждые… три метра! Такой уникальный частокол из башен – дабы вертухаи могли пожать руки соседям, не покидая наблюдательных постов. Согласно издевательским подсчетам Анкары, необходимо соорудить 32.634 башни, что очень дорого и технически тягостно. Не могли бы партнеры по НАТО помочь материально – по примеру партнеров по ЕС? Дайте нам на башни гроши, мы такие все хороши…

Во-вторых, следует учитывать реакцию «другой стороны». То есть халифата и аффилированных с ним террористов, обосновавшихся в Сирии. Ответ на укрепление границы, на размещение дополнительных турецких контингентов и башенного забора может быть враждебным. Вы же отважно воюете с ИГИЛ в составе проамериканской коалиции уже полтора года – и опасаетесь враждебности фанатичных противников?!
Нефтяные интересы и геополитические амбиции турецкого руководства сплелись в колючий клубок противоречий. Подлинная изоляция границы помешает влиять на события в Сирии, станет преградой для солидных доходов. Выявит все расхождения между официальными декларациями и подлинными действиями турецких элит. Поэтому даже настойчивое требование США о контроле над собственной (!) границей было вежливо отклонено.

Для Евросоюза это означает как минимум несколько прискорбных обстоятельств.
Три миллиарда евро от ЕС будут направлены стране, которая извлекает сотни миллионов долларов из торговли с ИГИЛ.
Вступление в ЕС обещано стране, чья армия уже вступила на суверенную территорию Ирака пехотными и танковыми подразделениями. Без согласия и даже без консультаций с иракским правительством. Впрочем, как и с партнерами по НАТО.
Безвизовый режим с Турцией равносилен открытой границе с халифатом. Ведь границу с ИГИЛ отказались закрывать, опасаясь высоких расходов, технических проблем и неудовольствия террористов.
Лагеря беженцев на турецкой территории станут центрами подготовки новых жителей ЕС.
И хорошо, если эти «беженцы» будут охотиться за европейскими пособиями, а не за европейскими головами.

Брюссельские бюрократы настолько привыкли раздавать аморфные обещания, что не заметили главного. В отношениях с Анкарой расходным материалом являются не европейские деньги и безвизовые посулы, а сама Европа.

ДАША ГАСАНОВА

Источник: grtribune.ru

© 2015, admin. Все права защищены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *