«Яблоко» и «фейсбучный обком»

Политика

Еще ни к одному съезду «Яблока» не было приковано такого внимания: мы не только выбирали председателя, но еще и делали это в конкурентной обстановке, заранее объявив о нескольких кандидатурах!

И потому до съезда не было недостатков в советах (большей частью, от  недоброжелателей), а после съезда — в комментариях (от них же). Никто из недоброжелателей, что характерно, на съезде не был — что ничуть не мешало им с комсомольским задором обличать нас за неверный, с их точки зрения, выбор. И хотя о них уже замечательно сказали Игорь Яковенко и Максим Кац, хочу рассказать читателям о том, что было на съезде и что я об этом думаю.

Первое. Еще до съезда было объявлено о предложении запретить занимать должность председателя партии больше двух сроков. Это автоматически исключало участие в выборах и Григория Явлинского, и Сергея Митрохина, каждый из которых дважды занимал этот пост, и гарантировало обновление руководства партии.

Важнейший результат съезда — принятие «правила двух сроков». Впервые в российской политической практике политическая партия принимает решение об обеспечении сменяемости власти. О том, что, как бы не были популярны ее лидеры, они не смогут больше баллотироваться в председатели, если уже отработали два срока. Ни у одной другой российской партии ничего подобного нет.

Вокруг этого развернулась острейшая дискуссия. Я, как и вся питерская делегация, был за это правило (тем более, что именно питерская конференция предложила это правило ввести). Принятие поправки в Устав партии гарантировало обновление руководства партии: после этого и Митрохин, и Явлинский, естественно, заявили, что участвовать в выборах не будут.

Второе. Все четыре кандидата на пост председателя партии, которые участвовали в выборах — Эмилия Слабунова, Лев Шлосберг, Николай Рыбаков, Александр Гнездилов, — были достойны избрания. Съезд, — в двухтуровой борьбе, — выбрал Слабунову. У нее во втором туре 91 голос «за» против 56 у Шлосберга. За каждого из кандидатов агитировали уважаемые и известные в партии люди. Это была (с учетом того, что обсуждение кандидатов и «вебинары» с их участием проходило больше двух недель) настоящая предвыборная борьба и настоящая внутрипартийная конкуренция. С непредсказуемым до последнего момента результатом выборов.

Ничего подобного нет в нынешних парламентских партиях и многих непарламентских (в том числе, тех, кто обожает упрекать нас в «вождизме» и прочих грехах). Попробуйте представить себе открытую и публичную борьбу за пост председателя «Парнаса», где только что торжественно объявили — при благостном молчании комментаторов и журналистов, очень любящих пинать «Яблоко», — что Михаил Касьянов возглавит список на думских выборов без всяких обещанных праймериз. Или борьбу за пост главы «Партии прогресса». Представили?

Третье. Лев Шлосберг, — мой давний друг, которого я всегда одним из первых защищал от любых нападок, — упрекнул Григория Явлинского в том, что он поддержал Слабунову: по мнению Льва, ему следовало не высказывать своего мнения, дать делегатам принять решение самостоятельно. Тот редчайший случай, когда я со Львом не согласен, причем категорически: открытая политическая конкуренция подразумевает, что высказываются все. В том числе, и люди, обладающие в партии огромным авторитетом (в пользу Льва высказались Сергей Ковалев, Виктор Шейнис, Валерий Борщев — неужели их авторитет мал?). И это не «административный ресурс»: делегаты съезда не находятся в подчинении Явлинского и он не влиял на их отбор. Его мнение очень весомо? Да. Должен он был его скрывать? Нет. Это мое мнение, хотя я знаю, что Лев его не разделяет.

Четвертое. «Фейсбучный обком», на протяжении двух недель выставлявший «Яблоку» ультиматумы (или вы выбираете Шлосберга, или вы трусы, предатели, продались Кремлю — нужное подчеркнуть), просто неприлично отреагировал на избрание Слабуновой: она, мол, и «слабая», и «несамостоятельная», и «неизвестная».

Бред и вранье. Чтобы не сказать больше. Включите мозг: кто-то в здравом уме и ясной памяти полагает, что команду карельских «яблочников», включая Слабунову, так преследуют (обыски, аресты, уголовные дела) именно потому, что Слабунова «устраивает Кремль» в качестве главы нашей партии? При том, что для главы Карелии Александра Худилайнена наши коллеги по «Яблоку» — главные враги? При том, что Слабунова и ее коллеги организуют митинги за его отставку? При том, что официальные СМИ Карелии не желают сил в «мочилове»?

Что касается «неизвестности» и «несамостоятельности» — почитайте биографию Эмилии: многолетний директор крупнейшего лицея Карелии, депутат горсовета, затем депутат ЗАКСа и основной кандидат в мэры Петрозаводска. После того, как ее сняли — видимо, об этом мы тоже с Кремлем договорились, — поддержанная ей Галина Ширшина была выбрана мэром, и теперь ее прессуют власти Карелии изо всех сил. Просто о ситуации в Карелии и репрессиях против «яблочников» почти не пишут федеральные СМИ — и на просторах ФБ Слабунова не так популярна. Но позволю себе напомнить, что реальный мир несколько отличается от Интернет-пространства. Хотя некоторые, похоже, путают. Дело доходит до того, что в припадке пошлости люди начинают апеллировать к таким «демократическим» аргументам, как фамилия, имя и национальность Слабуновой.

Пятое. Политика — командная игра. И как забивной форвард далеко не всегда является капитаном команды, председателем партии далеко не всегда бывает самый яркий и «раскрученный» политик. Это разные роли, требующие разных способностей. Иногда они совпадают, иногда — нет. При этом председатель партии — не ее директор и не начальник. Он не может лично определять ее курс — это определяется решениями партии и ее коллегиальных органов. И не только от него (хотя и от него тоже) зависит решение вопроса о создании тех или иных коалиций на выборах. А у нас что получается? Сперва «фейсбучный обком» (устами тех, кто терпеть не может «Яблоко», ненавидя его куда больше, чем Путина) обвинял нас в вождизме — а теперь в том, что мы не выбрали вождя…

Мы — команда. В которой есть Явлинский и Митрохин, Слабунова и Рыбаков, Шлосберг и Гнездилов, Ковалев и Борщев, Шейнис и Арбатов, Петлин и Амосов, Яблоков и Бунимович, Кобринский и Мельников, Бабушкин и Иваненко, и многие, многие другие. У партии не одно лицо — их много. И на выборах председателя партии нет победителя, который «получает все», и нет проигравших: цель — общая успешность команды. Общий успех на выборах.

Шестое. Кто-то хочет влиять на вопросы лидерства в «Яблоке»? Вступайте и влияйте. Хотите нам помочь? С радостью примем помощь и дружеские советы. А когда те, кто годами поливает «Яблоко» грязью и распространяет о нас лживые сплетни и вздорные слухи, кто раз за разом торжественно объявляет о наших «похоронах» (и так — двадцать лет подряд), кто поддерживает наших конкурентов на выборах, кто называет «Яблоко» «отделом президентской администрации» (и тут же клеймит на за нежелание с ними объединяться или выдвинуть от этого «отдела» их кандидатов на выборах) начинает после съезда кликушествовать про «упущенный шанс», «самоубийство», «морг» и «политические трупы» — хочется сказать: не надейтесь. Мы были, есть и будем. Мы будем работать для наших граждан, и будем побеждать на выборах — как бы вас это не огорчало.

Последнее. Сперва было «Яблоко» и «Демократический выбор России», потом было «Яблоко» и СПС, потом было «Яблоко» и «Правое дело», потом было «Яблоко» и «Гражданская платформа»… 
Как в старом анекдоте — мы вышли в финал.

Борис Вишневский

Источник: echo.msk.ru

© 2015, admin. Все права защищены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *