Не заглядывать вперед

Новости

На фоне крутого спада уровня жизни военные траты растут быстрее прежнего. Осведомленности, на что идут казенные деньги, у рядового человека не прибавилось. Зато цели упростились: ему уже не до медицины и образования – лишь бы сохранить заработок.

В апреле 2015-го реальная заработная плата в России была на 13,2% ниже, чем в апреле 2014-го. Относительно мая сведений еще нет, но вряд ли они лучше. Это самое глубокое падение заработков, фиксируемое в XXI веке. В худшие кризисные месяцы 2009-го сокращение зарплат было вдвое меньшим.

Казалось бы, получив такой удар по карману, рядовой гражданин должен с особым интересом следить за новейшими расходными мероприятиями государства. Пытается ли оно прямо или косвенно поддержать уровень и качество его жизни, или же хлопочет о чем-то совсем другом? Естественный, вроде бы, вопрос. Однако у большинства он по каким-то причинам не возник.

На днях «Левада-центр» решил проверить осведомленность нашей публики: «Слышали ли вы о том, что правительство урезает бюджетные расходы этого года по одним статьям (здравоохранение, образование) и увеличивает финансирование других направлений (Крым, ядерные разработки и пр.)?» Формулировку не назовешь удачной, поскольку никакой Крым, при всей своей дороговизне, не сравнится с военными тратами (к тому же, далеко не сводящимися к одним лишь «ядерным разработкам»), но общий смысл понятен.

Так вот, утвердительные ответы (да, слышали, мол, что-то такое) дали всего 30% опрошенных. Остальные 70% сограждан, если поверить им на слово, ни о чем подобном не в курсе. Вот и смотри после этого телевизор.

Теперь можно перейти к цифрам.

По бюджетному плану на 2015-й год, большая часть расходных статей из-за кризиса, падения госдоходов, а также принципиального желания оптимизировать траты, основательно урезана. За исключением финансирования Вооруженных сил и оборонного заказа.

Таков, повторю, план. А практика его исполнения эти диспропорции еще и усугубляет. В январе–апреле из федерального бюджета по разделу «Национальная оборона» уже выделено 54,8% средств, запланированных к расходованию за весь нынешний год. Для сравнения: «Здравоохранение» — 43,2%, «Образование» — 40,6%, «Культура» — 32,3%.

По расчетам Центра развития НИУ ВШЭ, за январь–апрель 2015-го суммарная доля расходов на «силовой и административный блок» (нацоборона, нацбезопасность, полиция, чиновничество и т.п.) достигла половины всех трат федерального бюджета (в 2011-м на этот блок приходились только 30% расходов; с тех пор эта доля росла ежегодно, и в первые месяцы 2015-го выросла опять).

Зато расходы на «социальную политику» (в первую очередь, это деньги, переводимые из федерального бюджета в Пенсионный фонд) в январе-апреле 2015-го были почти вдвое меньше «силовых и административных» (в 2011-м они, наоборот, их превосходили). А общие траты на «человеческий капитал» (образование, медицина, наука, культура) сейчас уже вшестеро меньше «силовых и административных» (в 2011-м они уступали им только в три с половиной раза).

Кроме федеральных расходов, есть еще региональные. За январь–апрель 2015-го общие траты российских регионов уменьшились в реальном выражении на 10% по сравнению с теми же месяцами 2014-го. «Не будем забывать, — меланхолически замечают по поводу этой урезки эксперты ЦР, — что речь идет прежде всего о расходах на образование, здравоохранение и об инвестициях в регионах».

Итак, оставшийся позади отрезок кризиса ознаменован не только падением заработков, но и радикальным ужатием госрасходов решительно на все, связанное с качеством жизни людей или их просвещением. А наращивание трат на силовую и бюрократическую машину продолжается в прежнем темпе, с гордым пренебрежением к спаду экономики и оскудению казны.

Рядовые граждане, как уже говорилось, этого парадокса почти не замечают. Тогда чего же они хотят? Сравним ответы на один и тот же вопрос «Левада-центра», полученные сейчас и пять лет назад, в безмятежном 2010-м. Вопрос такой: «На что в первую очередь должно выделять деньги правительство России?» Можно выбрать несколько вариантов.

И тут обнаруживается другой парадокс. В 2015-м только один из всех возможных ответов набрал больше «голосов», чем в 2010-м. Притом ответ самый популярный из всех: «На повышение уровня жизни основной массы населения». Именно этот вариант в 2015-м выбрали 67% опрошенных (в 2010-м – 64%). Проще говоря, граждане ждут, что начальство как-нибудь выпишет деньги им лично. При всей неясности возможных процедур этого выписывания, смысл пожелания понятен: cобеседники «Левада-центра» хотят, чтобы их доходы не падали.

А популярность остальных девяти вариантов ответа к сегодняшнему дню уменьшилась.

С 60% (в 2010-м) до 55% (в 2015-м) сократилась доля тех, кто считает, что «в первую очередь» деньги надо тратить на «улучшение медицинского обслуживания», с 56% до 52% — на «поддержку социально незащищенных слоев» (т.е. на бедных), с 37% до 26% — на «развитие образования и науки».

Куда меньше стало и тех, например, кто считает, что важно вкладываться в «развитие культуры, искусства». Их доля сократилась с 13% до 8%. Но еще сильнее, с 10% до 5%, упало за пять лет число желающих тратить госсредства на престижные мероприятия, наподобие олимпиад и футбольных чемпионатов.

И отдельно надо отметить, что приверженцев первоочередного финансирования «перевооружения и модернизации армии» было не так уж много в 2010-м (16%) и стало еще меньше в 2015-м (12%).

Приоритеты нашего обывателя в эти кризисные месяцы упрощаются до предела. На снижение своих доходов он отвечает инфантильным отказом думать о чем бы то ни было, кроме сегодняшних личных забот.

Интерес к получению от начальства какого-то персонального вспомоществования в его душе растет, а желание, чтобы оно тратило общественные деньги на что бы то ни было другое, убывает. В том числе, даже и на медицину, не говоря уже о любых прочих тратах на «человеческий капитал». Зачем смотреть вперед? И так забот хватает.

А уж отношение к непосильным для страны военным расходам инфантильно в квадрате. Сограждане вовсе не просят их увеличивать, но с похвальным смирением в упор не видят, как под нож идут сейчас любые траты, кроме силовых.

Легко ли нашим властям будет и дальше испытывать это смирение на прочность? Не уверен. Инфантильным умам свойственна переменчивость.

Сергей Шелин

Источник: rosbalt.ru

© 2015, admin. Все права защищены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *